Сапфир

КОРУНД (РУБИНЫ И САПФИРЫ)
Сапфиры и рубины — разновидности благородного корунда (от санскр. kuruwmda или старого индийского — каурунтака) — занимают наряду с алмазом и изумрудом ведущее место во всех классификациях ювелирных камней. По блеску, светопреломлению и дисперсии они значительно уступают алмазу, но ни один драгоценный камень не может по цвету сравниться с синим сапфиром или огненно-красным рубином. Цвет благородных корундов может быть различным: бесцветным (лейкосапфир), красным различной интенсивности и оттенков (рубин), синим или голубым различной интенсивности и оттенков, розовым (из-за примеси Ti4+), зеленым, фиолетовым, оранжевым, желтым, коричневым (сапфиры). Встречаются камни, обладающие астеризмом в виде шестилучевой звезды или эффектом кошачьего глаза, появление которых обусловлено ориентированными включениями рутила В коллекции Минералогического музея Ленинградского Горного института хранятся корунды с о. Шри-Ланка более 40 различных расцветок.

 
В литературе впервые описал корунды (карбункулы) Плиний Старший в «Естественной истории». Он привел ряд научных сведений о свойствах корундов: неравномерности их окраски, блеске, изменении цвета при вращении камня (плеохроизм), а также описал места добычи. Однако наряду с научными приведены фантастические сведения о существовании якобы мужских и женских корундов или о том, что в Эфиопии карбункулы выдерживали в уксусе 14 дней, после чего «блеск их продолжается столько же месяцев».
По химическому составу корунд представляет собой оксид алюминия — Al2O3. Цвет его зависит от примесей. Корунд кристаллизуется в тригональной сингонии дитригонально-скаленоэдрического класса симметрии. Кристаллы его столбчатые, бочонковидные, пирамидальные, пластинчатые, с гранями гексагональной призмы гек-сагональных дипирамид {2241} и {2243}, ромбоэдра {1011} и пинакоида {0001}. Для корунда характерны полисинтетические двойники по {1011}, что приводит к появлению на гранях призмы, дипирамид и пинакоида косой штриховки.
Корунд среди минералов занимает второе место по твердости и абразивной способности после алмаза. Спайность весьма несовершенная, наблюдается отдельность по пинакоиду и иногда по ромбоэдру. Корунд — минерал оптически одноосный, отрицательный no= 1,765—1,778, ne =1,757—1,768, no—ne=0,008—0,009. Дисперсия показателей преломления 0,018. Дихроизм сильный: у рубина — пурпурно- и оранжево-красный; у синего сапфира — фиолетово- и зеленовато-синий; зеленого — зеленый и желто-зеленый; оранжевого — оранжевый и бесцветный; желтого — желтый и бледно-желтый; пурпурного — фиолетовый и оранжевый. В ультрафиолетовых лучах рубины люминесцируют красным цветом. Синие сапфиры обычно не люминесцируют. Иногда, например, у камней из Таиланда наблюдается слабое желтовато-белое свечение (254 нм), а у камней из Бирмы — красное и оранжевое свечение (365 нм). Желтые сапфиры обладают абрикосовой (365 нм) и желто-оранжевой (254 нм) люминесценцией, оранжевые — оранжевой, бесцветные — красно-оранжевой, фиолетовые и александритоподобные — красной.
( Крупные рубины встречаются реже алмазов. Так за 1870—1970-е гг. было найдено свыше 300 кристаллов алмазов с массой более 200 кар, а таких же рубинов — всего несколько штук. Очень большая редкость — рубины даже с массой более 30 кар. В Британском музее в Лондоне хранятся кристалл бирманского рубина массой 3450 кар и считающийся лучшим из необработанных кристаллов «Рубин Эдуарда» массой 167 кар. Крупные сапфиры встречаются нечасто, однако отдельные находки камней массой более 1 кг все же имеются. Так, на о. Шри-Ланка найден сапфир массой около 19 кг (95 000 кар), а в Югославии — 1,4 кг (оба не ювелирного качества).
Крупные ограненные рубины и сапфиры являются гордостью собраний различных музеев мира. Так, в коллекции Алмазного фонда России хранится «Держава императорская», верхняя часть которой украшена великолепным сапфиром с о. Шри-Ланка массой 200 кар. Там же находится брошь с сапфиром васильково-синего цвета массой 258 кар. Большую известность приобрели камни британской короны «Сапфир Стюарта» (размер 3,8х2,5 см) и «Сапфир святого Эдуарда». Один из крупнейших ограненных рубинов величиной с половину куриного яйца находится в частной коллекции в Индии, сапфир «Росполи» (135 кар) и второй размером 5х3,8 см — в Париже, рубин в 250 кар — в Пражском кафедральном соборе, крупнейший звездчатый рубин «Розер риве» (138,7 кар) — в США, рубин «Делонг» (100 кар), сапфиры «Звезда Индии» (563 кар) и «Полунощная звезда» (116 кар) — в Американском музее естественной истории (Нью-Йорк), сапфиры «Звезда Азии» (330 кар) и «Логан» (423 кар) — в Смитсоновском институте США (Вашингтон).
Самым крупным оранжевым сапфиром (падпараджа) считается камень массой 57,30 кар, хранящийся в британской коллекции. Крупнейшим ограненным сапфиром является «Черная звезда Квинсленда» массой 1444 кар.
 
Известны также резные крупные рубины: танзанийский рубин размером 16х13 см, на котором американским резчиком Р. Харвилом изображена сцена «Добрый самаритянин», рубины «Милосердие» размером 14X8 см и «Свобода» размером 14х9 см, обработанные в мастерской фирмы «Каванян» из Лос-Анджелеса и др.
 Рубин получил свое название по цвету (от лат. rubeus — красный). На Востоке рубин с глубокой древности считался наиболее ценным ювелирным камнем. Он служил талисманом, им украшали амулеты, его вставляли в различные украшения. Санскритские названия рубина «ратнарадж» — царь самоцветов и «ратнанайяка» — вождь самоцветов свидетельствуют об отношении к этому камню в Древней Индии, В старинном индийском предании говорится: «Яркоё солнце Юга несет живые соки великого Асура, из которых рождаются камни. Налетает на них ураганом вечный соперник богов, царь Ланки. Падают камни тяжелой крови на лоно реки, в глубокие воды, в отражение прекрасных пальм. И называлась река с тех пор Раванагангой, и загорелись с тех пор эти капли крови, превращенные в камни рубина, и горели они с наступлением темноты сказочным огнем, горящим внутри,
и пронизывали воду этими огненными лучами, как лучами золота».
Рубину в древности приписывали сверхъестественные свойства, и в том числе способность предохранять от тяжелых заболеваний. М. И. Пыляев приводит выписку из «Лапидарий»: «Вот рубин, он врачует средне, мозг, силу и память человека...» Здесь же приводятся рецепты по применению толченого рубина в качестве лекарства, исцеляющего от самых тяжелых недугов.
До 1800 г. рубинами назывались и некоторые другие камни: капскими рубинами — гранаты из Южной Африки, рубинами-балэ — бирманская шпинель, колорадскими и аризонскими рубинами — гранаты из шт. Колорадо и Аризоны (США), бразильскими рубинами — розовые топазы Бразилии, сибирскими рубинами — рубеллиты Сибири.
Красный цвет рубина определяется преимущественно примесью ионов Cr3+; содержание Cr2О3 в густо окрашенных образцах может достигать 4%. В оптическом спектре рубина в видимой области наблюдаются широкие полосы поглощения ~ 18 000 см-1 и ~24400 см-1 . На оттенки цвета влияют примеси других хромофоров: коричневатый оттенок связан с повышением содержания примеси ионов железа, фиолетовый — ванадия и др. Окраска рубина часто имеет неравномерный или зональный характер. Интенсивность и оттенки цвета рубинов могут сильно варьировать. На этом основано деление торговых сордов на «файн» (превосходный), темный и светлый цвета. Так как исторически сложилось, что самые хорошие камни поступают из Бирмы (отличаются пре¬восходным цветом), Таиланда (в основном темного цвета, часто коричневатые) и о. Шри-Ланка (в целом светлее и ярче бирманских), синонимами торговых сортов стали соответственно определения: бирманский, сиамский и цей-лонский. Эти торговые названия относятся к цвету камня, но не к месторождению.
1 Бирманские рубины имеют кроваво-красный цвет — цвет «голубиной крови». Если в них наблюдаются темные тона, то их называют рубинами цвета «бычьей крови», если светлые — «вишневыми». Самые хорошие рубины этого сорта встречаются только в Бирме.
Цвет сиамских рубинов от фиолетово- до коричнево-красного, цейлонских — от светло- до фиолетово-красного (цейлонские корунды слабого розового цвета, обычно связанного с примесью ионов Ti , носят название розовых сапфиров). В конце 70-х гг. появился новый торговый термин «африканские рубины», которым обозначают рубины из Кении и Танзании. По качеству они близки к бирманским.
 Наиболее ценны камни красного цвета с легким фиолетовым оттенком. Усиление фиолетового и наличие оранжевого оттенков снижают стоимость камня. Наименее ценны камни с коричневым оттенком. По интенсивности любого цвета наибольшую стоимость имеет среднетемный тон, далее следуют светлый и темный тона. Неравномерность окраски также снижает стоимость камня. На стоимость камня влияют, правда в меньшей степени, чем цвет, дефекты (трещины, помутнения, включения) и качество огранки (полировка, выдержанность пропорций и ориентировки камня при огранке).
При обработке рубина применяется фасетная огранка. Необходимо учитывать его сильный дихроизм. Для выявления наиболее красивого фиолетово-красного цвета при огранке рубин ориентируется перпендикулярно к оптической оси, совпадающей с осью третьего порядка. Из камней с эффектом астеризма или кошачьего глаза делают кабошоны.
По данным 1983 г., цены на сиамские рубины в зависимости от цвета, чистоты и качества огранки колеблются от 500 до 3000 дол./кар. Бирманские рубины ценятся в несколько раз выше. В США в 1980 г. цены на рубины массой в 1 кар на уровне мелкооптовой торговли составляли: бирманские — 2500—3500 дол., таиландские (сиамские)— 1200—1600 дол., розовые сапфиры — 500 дол.
 До XIX в. сапфирами называли все синие камни, включая лазурит. Этот древний термин неизвестного происхождения, возможно, связан с древнееврейскими или санскритскими словами. С 1800 г. сапфирами стали называть только синие разновидности корундов, зеленые корунды именовали драгоценным перидотом, желтые — драгоценным топазом и т. д. В настоящее время за этими разновидностями корунда также закрепилось название сапфиров, только цветных.
Желтая окраска сапфиров связана с наличием ионов Fe3+ (полосы поглощения в области 22 300 см-1 и 26 000—27 000 см-1) и иногда в сочетании с дырочным центром 0- (полосы поглощения в области 45 000— 30 000 см-1); оранжевая — с совместным присутствием ионов Cr3+ и дырочного центра 0- ; фиолетовая — с наличием примеси ионов Fe2+ , Fe3+, Cr 3+ и иногда Ti4+ ; синяя, сине-зеленая и зеленая — с хромофорными центрами Fe2+, Fe3+, Ti 4+ (полосы поглощения в области 11 450, 14 300, 17 600, 22 300, 26 700 см-1); «александритовый эффект» появляется, если к этим центрам добавляется еще V.
Все эти центры могут присутствовать в сапфирах в различных сочетаниях, что приводит к огромному разнообразию их красок и оттенков.
 Наиболее ценными считаются васильково-синие (кашмирские, бирманские и цейлонские) сапфиры. Сапфиры с зеленоватым оттенком и сильным плеохроизмом (австралийские, кенийские) ценятся ниже. Особым спросом пользуются редчайшие звездчатые голубые сапфиры. Эффект астеризма в них, так же как и в рубинах, связан с наличием ориентированных включений рутила. Редкими являются и оранжевые, цвета восходящего солнца ланкийские сапфиры «падпараджа».: В 1980 г. в США цены на уровне оптовой торговли на сапфиры массой 1 кар составляли: на камни от зелено- до чернильно-синего цвета — 750— 2000 дол. (Бирма), 450—1200 дол. (Шри-Ланка), 250— 400 дол. (Таиланд, Кампучия), фиолетового— 100 дол. и более; серо-зеленого — до 25 дол., оранжевого (падпа¬раджа) — среднего качества — 250—1200 дол., хорошего качества — 2000 дол. и более; желтого — за камни массой от 1 до 5 кар — 80—150 дол./кар, а от 5 до 10 кар — 150—300 дол./кар.
Среди камней Шри-Ланки значительную долю составляют молочно-голубые сапфиры, известные под коммерческим названием «геуда» (geuda). В последние годы такие камни стали в большом количестве закупаться Таи¬ландом, где был разработан метод их облагораживания. В настоящее время Государственная корпорация драгоцен¬ных камней Шри-Ланки, осуществляющая экспортные операции с драгоценными камнями, планирует сама организовать облагораживание и сбыт камней этого сорта. Облагораживание корундов для улучшения цвета, "прозрачности и т. д. производится путем термообработки, облучения или диффузии. Облагороженные камни весьма трудно отличить от камней с природной окраской. По мнению К. Нассау и др., иногда их можно идентифициро¬вать по своеобразному распределению окраски или ее ис¬чезновению (желтые сапфиры), люминесценции (синие сапфиры), четкому проявлению зональности окраски, появлению трещин около включений, шероховатости («оспин») на гранях.
При обработке сапфира применяют ступенчатую, бриллиантовую или комбинированную огранку (бриллиантовую вверху, ступенчатую внизу). Менее прозрачные камни, а также камни с астеризмом или эффектом кошачьего глаза кабошонируют. Сапфиры обрабатывают так, чтобы площадка в граненых камнях или основание у кабошона было параллельно базопинакоиду.
Месторождения благородных корундов связаны с магматическими — щелочными основными лампрофирами и базальтами, сиенитовыми и миаскитовыми пегматитами, плагиоклазитами, скарнированными мраморами, силикатными эндоскарнами, высокоглиноземистыми гнейсами и амфиболитами. Важное место занимают элювиальные, элювиально-делювиальные и делювиально-аллювиальные россыпи. Каждому из промышленно-генетических типов соответствуют свои типоморфные особенности корундов (форма кристаллов, окраска, включения), имеющие и диагностическое значение. К магматическому типу в щелочных основных лампрофирах относится месторождение Його-Галч (шт. Монтана, США). Мелкие (не более 2 кар) пластинчатые кристаллы сапфира этого месторож¬дения имеют от бледно- до васильково-синей или фиолето¬вую окраску. Для них характерны включения шпинели светлокоричневого цвета, красного рутила, коричневой слюды, часто окруженные жидкими пленками. Сапфиры добываются и из элювиальных россыпей. Дайка сапфирсодержащих лампрофиров протягивается почти на 8 км при мощности 2—6 м. Месторождение разрабатывалось с 1886 г. более 40 лет. За это время было извлечено около 2,5 млн. кар ювелирных и 14 млн. кар технических сапфиров.
С базальтами связаны месторождения рубина и сапфира Австралии (штаты Квинсленд и Новый Южный Уэльс). Эти месторождения, а также делювиально-аллювиальные россыпи являются в настоящее время основным источником сапфиров. В середине 70-х г. их удельный вес в мировой добыче составил 80%. Кристаллы сапфиров в форме усеченных дитригональных пирамид с плохо выраженными гранями имеют различные цвета: встречаются зеленые, оранжево-желтые, желтые иногда с астеризмом, а также камни с александритовым эффектом; камни темно-синего цвета отличаются резко выраженным дихроизмом в сине-зеленых тонах (различимым даже на глаз без каких-либо приборов).
Месторождения сапфира имеются также в Таиланде и Кампучии. Сапфиры из Кампучии содержат включения гатчеттолита, торита и полевых шпатов. В сиамских сапфирах наблюдаются плагиоклаз, колумбит, пирротин, халькопирит, жидкие включения; характерны полисинтетические двойники. Для сиамских рубинов типичны включения апатита и пирротина, часто окруженные дискообразными или овальными плоскими трещинами с тонкими жидкими паутиновидными пленками, полисинтетические двойники, трещины с различными текстурами газово-жид¬ких включений, декорированные бурыми пленками гидроксидов железа, «каналы» с жидкими включениями.
С пегматитами связаны месторождения сапфира Могокского горнорудного района Бирмы. Для пластинчатых или бочонковидных бирманских кристаллов голубого, синего, зеленого цвета характерны жидкие включения, образующие сетчатые, дактилоскопические и прочие текстуры, включения игольчатого и коробкостолбчатого рутила, апатита, циркона, монацита, флогопита, фергюсонита, магне¬тита. К этому же типу относятся проявления ювелирного синего сапфира в Ильменских и Вишневых горах на Урале и в Хибинском щелочном массиве на Кольском полуострове (Россия).
Индийские месторождения в шт. Джамму и Кашмир имеют пневматолито-гидротермальный генезис (в плагиоклазитах, в мраморах) отличаются синим, фиолетовым, зеленым и желтым цветом. Длина зонально окрашенных кристаллов до 12,5 см, ширина до 7,5 см. С 1963 по 1970 гг. здесь было добыто около 1500 кг высококачественных сапфиров, в дальнейшем объемы добычи несколько снизились. К типоморфным особенностям кашмирских сапфиров относятся: включения турмалина и роговой обманки; «каналы», заполненные жидкостью; отрицательные кристаллы; «облачность», вызванная мельчайшими жидкими включе¬ниями; трещины, декорированные гидроксидами железа.
Пневматолит-гидротермальные месторождения сапфиров и рубинов в Танзании (Умба и др.) связаны с плагиоклазитами и их слюдистыми разновидностями, залегающими в ультраосновных породах. Таблитчатые или бочонковидные камни до 4 см образуют зернистые скопления и вкрапленники. Они содержат включения апатита, циркона, граната, пирротина; для рубинов характерны включения рутила, графита, паргасита, шпинели, цоизита и др.
В России на Полярном Урале имеется месторождение рубинов Макар Рузь, где они встречаются в слюдяных породах в виде мелких (до 5 мм) кристаллов; попадаются кристаллы до 10 см в поперечнике, но они непрозрачны или полупрозрачны и трещиноваты.
Месторождения рубинов Могокского района Бирмы приурочены к скарнированным мраморам, находящимся на контакте с дайками гранитов или гранит-пегматитов. Могокский район площадью около 400 км2 — наиболее древний район добычи драгоценных камней. До 1931 г. ежегодная добыча рубинов в этом районе достигала 150 тыс. кар. Рубины встречаются в виде зернистых, гнездообразных скоплений или отдельных кристаллов, вкрапленных в основную породу — мрамор. Промышленная добыча рубинов ведется из россыпей, образовавшихся при разрушении рубиноносных скарнированных мраморов. Кристаллы рубина призматического или бочонковидного облика имеют довольно крупные размеры. Окраска красная, розовая, часто неравномерная. Встречаются рубины с астеризмом.
Особенность бирманских рубинов — наличие большого количества включений игольчатого рутила, образующего «шелк» (при параллельном расположении индивидов) и сетки (при их пересечении под углом 60°), шпинели, апатита, оливина, кальцита, желтого сфалерита, титанита, прозрачных листочков слюды. К этому же типу относятся месторождения рубинов в Афганистане (Джегдаллен и др.), Пакистане (бассейн р. Хунза, а также проявления рубина (Россия)
 Месторождения сапфира в Шри-Ланке (Ратнапура) приурочены к силикатным эндоскарнам и связанным с ними делювиально-аллювиальным россыпям. Бочонковидные, призматические остропирамидальные кристаллы синего, голубовато-желтого сапфира образуют гнездовидные скопления и вкрапленники в породе, состоящей из олигоклаз-андезина, скаполита, силлиманита, флогопита и др. Типоморфными признаками сапфиров Шри-Ланки являются: включения циркона, окруженного «плеохроичными двориками», граната, шпинели, слюд, гематита, кальцита, турмалина, халькопирита, рутила, образующего «шелк» и сетки; каналы, иногда заполненные жидкостью; жидкие и газово-жидкие включения, формирующие текстуры, напоминающие сетки, соты, дактилоскопические отпечатки
Метаморфогенные месторождения сапфира и рубина известны в Шри-Ланке и в США (месторождение Кови- Крик). Они содержат довольно бледно окрашенные кристаллы небольших размеров.
Характер окраски, набор включений и ряд других признаков позволяют отличать друг от друга природные рубины и сапфиры из различных месторождений. По этим же параметрам можно отличить природные камни от их синтетических аналогов.
Диагностика благородных корундов затруднена тем, что существует значительное число минералов, применяемых в качестве их имитаций или просто очень напоминающих их. Рубин путают с шпинелью, красными гранатами, турмалинами (рубеллитами), некоторыми топазами и др.
От всех этих минералов рубин отличается высокой твердостью. Именно твердостью обусловлен образующийся иногда при его обработке дефект «огненных знаков» — мелких неровных трещинок в приповерхностной части камня. Наличие двупреломления и ясно выраженного дихроизма отличает рубин от шпинели и граната. Для рубина характерны ярко-красные люминесценция и цвет камня под фильтром ЧелсиУ
При диагностике сапфира в настоящее время наибольшую трудность представляют танзанит (несколько ниже твердость, плотность, показатели преломления) бенитоит (ниже плотность и твердость, высокая дисперсия показателей преломления, ярко-голубая люминесценция — 254 нм) и аквамарин-максикс (ниже твердость, плотность, показатели преломления, неустойчивость окраски).
Цветные сапфиры можно спутать с другими минералами и синтетическими материалами аналогичного цвета. Диагностика их производится по физическим свойствам и включениям.
Все благородные корунды могут входить в состав дублетов или триплетов, которые, как и другие составные камни, распознаются по наличию пузырьков в плоскостях склеивания, а используемые составляющие — по физическим свойствам. Издавна для имитации корундов применяются стекла соответствующего цвета, обладающие меньшей твердостью, с отсутствием двупреломления и плеохроизма, наличием газовых включений, свилей и т. д.)


 

КОРУНД (РУБИН И САПФИР)
По химическому составу корунд представляет собой свободный глинозем— окись алюминия Аl2О3. В чистом виде корунд совершенно бесцветен, прозрачен. Обычно содержит примеси, даже небольшого количества которых достаточно, чтобы окрасить корунд в различные цвета. Различают: рубин — ярко-красный корунд, сапфир — синий или голубой корунд. Сапфир и рубин являются драгоценными камнями высшего класса, и по стоимости лучшие разности уступают только алмазу. Кроме того, различают фиолетовый корунд— восточный аметист; винно-желтый корунд — восточный цитрин.
Корунд обладает исключительно высокой твердостью, уступая среди природных минералов по твердости только алмазу.
Образует гексагональные боченковидные, реже столбчатые или пластинчатые кристаллы. Обычны сплошные массы корунда, иногда в срастании с магнетитом, называемые наждаком, представляющие собой продукт метаморфизма бокситовых осадков. Драгоценных разностей в связи с наждаком обычно не встречается.
О том, как провезли красный продолговатый яхонт (рубин) стоимостью семь тысяч нишапурских динаров мимо стражи на острове Сарандиб (Шри-Ланка), рассказывали нечто похожее на сказку, а именно: тот человек, который вывез его, обрил голову и отлил себе колпак из меди, в котором просверлил отверстия так, чтобы стал похожим на сито, и подготовил в нем место для драгоценного камня, расширив углубление для затылка. Он надел этот колпак себе на голову и оставался в нем, пока сбритые волосы не отрасли и не выступили из отверстий, обвив этот колпак так, что скрыли его полностью. И шел этот человек, опираясь на посох, с непокрытой головой, как нищий, пока не прошел место, где подвергаются осмотру.

На Сысертское месторождение амфибол-асбеста на  Среднем Урале я впервые попал в конце 50-х годов. В отличие от того, что' писалось о нем, это месторождение К оказалось типичным месторождением, образованным в  результате контактного воздействия гранитоидов на ультрабазит. Основу месторождения составляют крупные тела ультрабазита, которые издавна, еще в докембрийские  времена (примерно 1,5—2,0 млрд, лет тому назад), были включены в толщу местных гнейсов. Позднее, в палеозое к (примерно 300 млн. лет тому назад), на довольно большой глубине в ультрабазиты внедрились жилы гранитов. Измёнение ультрабазитов под действием гранитов было весьма значительным. Непосредственно рядом с гранитом образовалась зона биотита. За этой зоной на большом протяжении образуется зона амфибола. В Сысерти амфибол представляет собой наиболее интересный минерал месторождения — антофиллит-асбест. Он интенсивно добывается на существующих здесь рудничных карьерах. Антофиллит-асбест сменяется зоной, где ультрабазит замещается тальком, который, в свою очередь, переходит в антигоритовый серпентинит и неизмененный серпентинит.
Сейчас эту схему описать очень просто, а в 50-х годах на месте выяснить ее было весьма и весьма трудно; контактные зоны, связанные с несколькими жилами, сливались и очень осложняли общую картину. Требовались детальные исследования каждой зоны. Особенно трудно было понять зону биотита, прилегающую к жиле гранита. Наиболее вероятно образование биотитовой зоны за счет гранитной жилы при взаимодействии ее с ультрабазитом. O механизме этого взаимодействия идут большие споры: часть специалистов считают, что гранитный расплав растворяет вещество ультрабазита совершенно так же, как сахар растворяется в стакане чая, а потом из насыщенного веществом ультрабазита расплава кристаллизуется слюда; другие, напротив, считают, что гранитная магма, внедрившись в ультрабазит, застывает в виде твердой гранитной породы, и только позднее на эту пару пород действуют циркулирующие по району растворы, ведущие  их перекристаллизации и вызывающие их химическое Взаимодействие, в результате чего формируются как все контактные зоны, так и зона биотита, формирующаяся в счет гранита.
 Кто прав, кто ошибается, пока сказать трудно, по от решения этого вопроса зависит решение вопросов размещения и асбеста, и других полезных ископаемых, встречающихся в подобных же контактах гранитов и ультрабазитов. Естественно, что впервые встретившись с таким контактом, я рылся в биотите совершенно «самозабвенно» с утра до вечера. Особенно меня интересовали случаи, когда гранитная жилка, шедшая внизу по трещине, кончалась, а вверху довольно далеко продолжалась совершенно такая же, окруженная асбестом, но биотитовая жилка. В раздувах и утолщениях такой жилки вновь попадается гранит — это прямое доказательство того, что биотитовая жилка образуется за счет гранита. Ну, а в тех местах, где жилки малы, иногда встречаются кусочки белого или голубого минерала. В поле определять этот минерал я не решился и отправил его в Москву в шлифовальную лабораторию для изготовления из него шлифа. По приезде в Москву я думал изучить его как следует под микроскопом. Пока же продолжал собирать полевые материалы.
До сих пор не могу забыть презрительного тона, с которым меня встретили девушки-шлифовальщицы в Москве: «Вы что, В. П., разве не знаете, что корунд надо обрабатывать особо и что шлиф из него можно приготовить только на алмазном порошке? Если Вам нужно получить корундовый шлиф, то его следует передавать самостоятельно. Он обрабатывается особо, по специальным нормам, а Вы нам присылаете целую кучу корундовых образцов вместе с обычными горными породами».
Тут только я вспомнил, что корунд в Сысерти описан уже давно, и именно из этих слюдитов. Действительно, если просто прибавить к химическому составу гранита химический состав ультрабазита, то можно рассчитать состав всех контактных зон, и как избыток остается глинозем — он-то и кристаллизуется в форме корунда. Если корунд включает в свой состав железо и титан, то он окрашивается в синий цвет и может быть назван сапфиром, Корунд Сысерти синий — это типичный низкосортный сапфир. Если же в корунд попало немного хрома, то он приобретает яркую, красную окраску рубина.
Мне найти прозрачные (драгоценные) разности сапфира в Сысерти не удалось. Однако именно так, как образуются корунды в Сысерти, возникают многие корундовые и рубиновые месторождения. В литературе описана рубиновая минерализация на Полярном Урале, в массиве Рай-Из, по среднему течению ручья Макар-Рузь, в зоне ультрабазита, наиболее богатой хром-шпинелидами. Месторождения имеют типичную для таких тел зональность.
В центре располагается плагиоклазит (очевидно, бывший гранит) и далее — реакционные зоны, например слюдитовая зона с рубином мощностью до 1 м и более. Рубин образует боченкообразные кристаллы 1—3 см, реже до 12 см. Иногда в рубине фиксируется астеризм. За зоной рубиноносного слюдита на большем удалении от гранита отмечена зона амфибола, далее — тальк. Сходство с Сысертью очень большое. К сожалению, тело Макар-Рузь оказалось относительно небольшим.
Рай-Изский рубин, как пишут, иногда обладает астеризмом. Это исключительно красивый эффект, и камни, обладающие астеризмом, ценятся много дороже, чем камни того же качества, но без астеризма. Даже мало прозрачные камни, но с астеризмом рассматриваются как драгоценные. Явление астеризма заключается в том, что на камне, отшлифованном кабошоном (овальная вставка без граней), при освещении хорошо видна светлая шестилучевая, несколько переливающаяся звезда. Причиной астеризма являются многочисленные мельчайшие игольчатые включения, закономерно ориентированные в кристалле рубина. Отражение света от этих включений и дает эффект светлой звезды. Астеризм можно получить и у искусственного рубина, если кристаллизовать рубин с окисью титана. При высоких температурах эта окись растворяется в рубине, но при охлаждении кристалла выпадает из твердого раствора в виде иголочек самостоятельного минерала — рутила, иголочки которого располагаются параллельно главным кристаллографическим направлениям рубина и тем самым вызывают астеризм. Природа астеризма естественного рубина не всегда ясна.
В Бирме, в районе г. Могок, имеются замечательные, очень богатые россыпи драгоценного камня, образовавшиеся при размыве древних доломитов. Среди других драгоценных камней встречаются в этих россыпях драгоценные корунды. Их происхождение пока не ясно, но, судя по всем имеющимся данным, процесс корундообразования в доломитах по своей природе практически не отличается от корундообразования в гранитах, секущих ультрабазиты.
Английский геолог А. Уэльс, изучавший как месторождения Могока, так и месторождения корунда Шри- Ланки, пишет, что месторождения приурочены к тем местам, где сиенитовые тела внедрились в кристаллические известняки и взаимодействовали с ними с образованием слюдитов с корундом. Размыв подобных образований и дал знаменитые бирманские россыпи.
В Шри-Ланке сапфир и рубин также добываются из россыпей. Главным районом добычи драгоценных камней являются окрестности города Ратпапуры, где на площади 1500—2000 км2 расположено пять крупных и много мелких россыпей. Продуктивный слой («иллам») — древний речной галечник, покрытый латеритом,— располагается на глубине 1,5—15 м и имеет мощность 0,6 м.
Уэльсу удалось найти корунд в коренных породах. Во первых, корунд входит в состав прослоев корунд-силлиманитовой породы мощностью до 4 м, переслаивающейся с амфиболизированной кварцево-пироксеновой породой. Корунд здесь непрозрачный. Во-вторых, им встречена интрузия сиепита в кристаллический доломит с форстеритом, диопсидом, флогопитом и шпинелью. В контакте интрузии образуется зона зеленого флогопита, а сиенит замещается скаполитом и нефелином. Между сиенитом и флогопитовой зоной возникает корундовая порода, мощность ее около 1 м. Содержание корунда —до 15%. Корунд — ювелирный, совершенно такой же, как в россыпи. Видимо, именно из таких месторождений происходит и россыпной материал.
Приуроченность рубиновых месторождений к мраморам отмечается и для Кашмира, где добыча рубина ведется в бассейне реки Хупца, в северо-западной части Каракорума. Мрамора здесь, как указывается, образуют согласные прослои в силлиманит- и гранатсодержащих биотит-плагиоклазовых гнейсах и слюдяных сланцах. Все это сечется пегматитовыми жилами. Корунд ассоциирует с кальцитом, шпинелью и флогопитом.
Известны месторождения корунда в лампрофирах. По своей природе лампрофиры — это горные породы, которые должны рассматриваться как «гибридные», иначе говоря, возникают они в результате поглощения магматическим расплавом тех или иных вмещающих пород. В данном случае, надо полагать, гранитной магмой, богатой глиноземом, поглощалась вмещающая порода, богатая магнием, в результате из такого обогащенного магнием расплава кристаллизовались магнезиальные силикаты. В результате образовывалась лампрофиржильная порода, богатая плагиоклазом, пироксеном или слюдой, и как результат кристаллизации бедных глиноземом магнезиальных силикатов выделялся остаточный глинозем в форме корунда. Если эта кристаллизация остаточного глинозема была достаточно спокойной, то и кристаллы корунда могли вырастать весьма совершенными и прозрачными, давая драгоценные камни.
Среди очень близких к описанному месторождений наиболее известно месторождение сапфира Иого в штате Монтана (США), расположенное по реке Джудит. Сапфирсодержащая почти вертикальная дайка протягивается по меньшей мере на 6,4 км с востока на запад. Вмещающими породами являются известняки палеозоя. Петрографически породу дайки правильнее назвать анальцимовым базальтом; пироксен в породе составляет до 50%, остальное: биотит —20%, анальцим и стекло — 25, прочие—5%. В породе встречаются включения известняка с реакционными зонами вокруг. Сапфир, встречающийся в жиле, мелкий; наибольший из добытых кристаллов весил 19 карат. Разбор довольно большого количества кристаллов показал, что бесцветные кристаллы составляют 16%, ясно-голубые — 60, фиолетовые и светло-аметистовые — 22 и аметистовые — 2%. Дайка сильно разрушена (превращена в глину) до глубины 90 м.
В 1878 г. в районе была открыта небольшая золотая россыпь, в которой был встречен сапфир. Потом была найдена россыпь сапфира, прослеживая которую нашли дайку. Особенно интенсивная добыча сапфира была в 1924—1926 гг. В 1927 г. было добыто немного камня, и далее добыча, видимо, прекратилась. Можно думать, что причиной прекращения добычи сапфира является трудность извлечения камня из твердой породы.
Среди российских месторождений близкий характер имеют корундовые месторождения в окрестности городов Касли и Кыштыма на Урале, а также некоторые корундсодержащие пегматиты Ильменских гор. К сожалению, в этих месторождениях нигде не было встречено ювелирных разностей.
Исключительно интересны описания рубиновых месторождений Таиланда и прилетающих частей Кампучии. Рубин здесь добывался еще с доисторических времен. Геологи, попав в начале нынешнего столетия на месторождения рубина, были поражены. Рубин, как оказалось, встречается здесь в молодых базальтах в виде разъеденных крупных зерен. На поверхности базальтов развита мощная глинистая кора выветривания, и это очень облегчает извлечение рубина; все обычные минералы базальта — полевой шпат, пироксен и стекло — целиком переходят в очень мелкие частицы глины, легко смываемые водой, тогда как практически не изменяющиеся кристаллы-зерна рубина остаются крупными и легко вымываются из этой своеобразной элювиальной россыпи.
Причина появления рубина в базальтах Таиланда и Кампучии была совершенно непонятна. В отличие от состава сапфироносных лампрофиров и слюдитов, где имеет место избыточный глинозем, состав рубиноносных базальтов совершенно нормален. Не ясно, почему же в них вдруг начал кристаллизоваться рубин?
Экспериментальные данные, полученные в последние годы, кажется, могут помочь понять этот феномен. Оказалось, что богатый глиноземом и кальцием полевой шпат, а только такой и присутствует в настоящих базальтах, может кристаллизоваться только при относительно низких температурах и давлениях. Если же давления превышают 10 кбар, а температура 1500° С, то из расплава кристаллизуется вместо полевого шпата корунд. Давление 10 кбар достигается в земной коре на глубинах порядка 30 км и более. На этих глубинах, вероятнее всего, господствуют температуры выше 1500° С. По современным представлениям, это как раз та глубина, где образуется базальтовая магма и откуда сна поднимается к кратеру вулкана. Таким образом, ничего неожиданного нет в предположении, что в базальтовой магме, начинающей кристаллизоваться на глубинах, выпадет корунд. При этом совершенно очевидно, что кристаллизация на этих глубинах будет идти очень медленно и кристаллы получатся весьма совершенные, т. е. это будут явные драгоценные камни.
Но для сохранения драгоценного камня в базальте .его излияние должно происходить в особых, совершенно своеобразных условиях. При современных вулканических извержениях лава почти всегда вытекает из промежуточных очагов, находящихся под вулканами на относительно небольшой глубине. Жидкая магма в таких очагах существует довольно долго. Естественно, что здесь при низких давлениях и температурах, корунд в нормальном базальте будет неустойчив, он будет растворяться в расплаве, а вместо него будет кристаллизоваться полевой шпат. Видимо, история всех обычных базальтов была именно такой, и никаких следов корунда в них нет. Своеобразие кампучийских и таиландских базальтов заключается в том, что здесь лава изливалась на дневную поверхность не из промежуточных очагов, а прямо с больших глубин. Подъем лавы был настолько быстр, что ранее выделившийся корунд не успел раствориться. Однако растворение рубина, безусловно, уже началось; в описаниях указывается, что рубиновые зерна не образуют правильных кристаллов.
Очень крупным поставщиком ювелирных сапфиров на мировом рынке является Австралия. Сапфиры здесь добываются из четвертичных россыпей. В 1975 г. было добыто сапфиров более чем на 12 млн. австралийских долларов. Наиболее крупной областью добычи является район Анаки в Квинсленде, где, кроме голубых, встречаются желтые, оранжевые и зеленые камни. Гравийные отложения, содержащие сапфир, занимают более 910 км2 к северу от Центральной железной дороги, между Анаки и Уилоу. Сапфир впервые был найден здесь в 1870 г., но добыча началась в 1900 г. Месторождение представляет собой горизонт четвертичных отложений, перекрывающий различные горизонты осадков палеозоя. Отложения эти различаются по своему характеру, частично это угловатый делювий с глинистым цементом мощностью до 2 м. В других случаях материал явно подвергся водному переносу и местами концентрации. В таких случаях материал россыпи хорошо окатан, а мощность ее может достигать 10 м. Коренным источником сапфира явились в Квинсленде, как и в Таиланде, третичные базальты, образующие в районе многочисленные купола (до 60 куполов на площади 32 км2). Включения корунда отмечены и в коренных базальтах.
Вторым районом добычи сапфира в Австралии является Новый Южный Уэльс, особенно его северная часть, где во всех речках, стекающих с базальтового плато Инверел-Глен-Инн, образуются современные россыпи сапфира. Сапфир явно вымывается из базальтов и продуктов их разрушения («базальтовой почвы»). Плато образовано базальтами двух серий: древними олигоцен-миоценовыми и молодыми плиоценовыми. Между ними развит горизонт богатых глиноземом латеритов. Россыпи сапфира обычно находятся в нижних частях современных речек; сапфир концентрируется в неправильных карманах и отдельных горизонтах россыпи. Совместно с сапфиром встречаются шпинель, галька базальта, оолиты железняка и боксита, окатанные зерна циркона. Из всего собранного сапфира 20%—бурые непрозрачные, не имеющие никакой цены, 60 % — низкокачественные, мелкие, темные или частично окрашенные и только оставшиеся 20% могут считаться ювелирными камнями. В других частях Нового Южного Уэльса отмечались в подобных же условиях россыпи сапфира, но количество добываемого камня здесь много меньше.
В конце 50-х годов, когда я находился в горах Центрального Китая, мне принесли для определения образец гнейса, в который было включено несколько красных кристаллов корунда. Такие породы издавна называли корундовым гнейсом. Рассматривая этот гнейс, я обратил внимание на то, что каждый кристалл корунда был окружен кристалликами полевого шпата. Не будет ли это глубинное образование типа глубинных корундсодержащих базальтов? Тогда корундовые месторождения этих пород осмотреть мне не удалось.
У нас в стране подобных образований не описано. К сожалению, в России пока не найдено крупных рубиновых и сапфировых месторождений. Их стоит поискать, они интересны и экономически, и геологически.

Mineralmarket